Академик Георгий Георгиев. Организация науки в России.
ПРНД (показатель результативности научной деятельности)

В 2006 г. введено действие решение Правительства РФ о выплате дополнительной зарплаты на основании ПРНД каждого научного сотрудника. В постановлении, подписанном министрами Минобрнауки А.А. Фурсенко, Минздравсоцразвития М.Ю. Зурабовым и президентом РАН Ю.С. Осиповым, был допущен целый ряд явных ошибок, которые видны из приводимого ниже текста моих писем. Не лучшим способом подсчитывался и сам ПРНД.

Я ходил на прием к Ю.С. Осипову и А.А. Фурсенко, чтобы указать на эти ошибки. Ю.С. Осипов отнесся к моим замечаниям с пониманием. Оба просили обратиться к ним в письменной форме с указанием всех ошибок.

Ниже приведено письмо Ю.С. Осипову. Точно такое же было направлено А.А. Фурсенко. Через некоторое время мне от директора Департамента А.В. Хлунова и Ю.С. Осипову от А.А. Фурсенко пришли письма, в которых Минобрнауки передавал все права на правила проведения работы по ПРНД Академии.

Президенту РАН академику Ю.С. Осипову

Глубокоуважаемый Юрий Сергеевич,

Обращаюсь к Вам с предложением о внесении некоторых разъяснений в постановление Правительства РФ от 22 апреля 2006 г. №284 и приказ Министерства образования и науки, Министерства здравоохранения и социального развития и Российской академии наук от 3 ноября 2006 г.с приложениями 1 и 2, поскольку они содержит ряд положений, не содействующих развитию науки, а, наоборот, стимулирующие отток кадров за рубеж.

(1) Первый и основной вопрос касается размеров заработной платы для лиц, работающих в области фундаментальных наук, которая складывается из сметного финансирования (оклад + компенсационные выплаты + стимулирующие надбавки) и программного конкурсного финансирования, где основная доля приходится или должна приходиться на конкурсные программы РАН. Из пункта 6 Постановления можно сделать вывод, что сумма всех дополнительных выплат по бюджетному финансированию, включая программы РАН, не может превышать 60% оклада при расчете на всех сотрудников Института. Такой интерпретации придерживается, в частности, ПФУ РАН, К чему это приводит на деле, видно на примере многих институтов РАН, где фонд стимулирующих выплат (без учета зарплаты, выплачиваемой по конкурсным программам РАН) составляет как раз около 60% от суммарных окладов, что и соответствует максимальному размеру стимулирующих надбавок согласно пункту 6. Тогда зарплата, запланированная по конкурсным программам РАН научным сотрудникам, вообще не может быть выплачена.

Программы РАН являются единственным источником существенной дополнительной поддержки наиболее сильных лабораторий в области фундаментальной науки, от них зависит все развитие нашей фундаментальной науки в будущем.

В условиях открытых границ общая зарплата наиболее сильных научных работников (это такой же штучный товар, как и выдающиеся деятели искусства или спорта) должна быть конкурентоспособной при сравнении с зарплатой в западных странах. Иначе мы будем терять наиболее сильных исследователей.

Сейчас мы приостановили этот процесс именно благодаря отсутствию таких ограничений в конкурсных программах РАН.

Верхний предел заработной платы из всех возможных бюджетных источников (включая договора с бюджетными организациями типа Роснауки или РФФИ) ввести можно и целесообразно, но установив верхнюю планку на достаточно высоком уровне, сравнимым с соответствующими зарплатами в США и Европе. Это может быть 150.000 руб. в месяц для академика-заведующего лабораторией, 130 000 – для доктора наук заведующего лабораторией, 75.-100.000 – для старших и ведущих научных сотрудников, руководителей групп, 30.-50.000 – для сотрудников кандидатов наук, 15.-25.000 – для аспирантов и стажеров. Эти зарплаты не гарантируются. Гарантируется только оклад + компенсационные выплаты. Надбавки до указанных выше пределов можно получать только за счет выигрыша конкурсных грантов на основании сильных работ мирового уровня.

Выше приведенные зарплаты являются предельными. Более высокие зарплаты можно получать только за счет выполнения работ по заказам коммерческих структур и частных компаний или зарубежных некоммерческих грантов. В то же время 60% барьер должен касаться только средств, выделяемым непосредственно Институтам по сметному финансированию. В конце концов, программы РАН ничем не отличаются от программ МОН, кроме того, что первые идут на фундаментальные разработки

Поэтому в разъяснение к приказу следует ввести следующую формулировку.

Ограничение стимулирующих надбавок 60% от стандартных окладов не касается выплат заработной платы по грантам конкурсных программ (МОН, РАН и других государственных академий, РФФИ и прочих). Далее можно привести положение о максимальных зарплатах из всех видов бюджетных средств.

Возможно, что с переходом РАН на субсидийное финансирования конкурсные программы РАН автоматически выйдут из-под указанных ограничений, но сейчас необходима четкая инструкция со стороны Президиума РАН и Министерства образования и науки.

(2) Второй вопрос – это незаконность использования финансирования, выигранного по любому из конкурсов, для стимулирующих надбавок по всему Институту. Между тем, в п. 1.8 приказа указано, что не более 30% фонда выделяется на поощрение работников, выигравших конкурс. В том же пункте указано, что результаты работ (статьи) по конкурсным программам не включаются в оценку научного работника. Если в фонде стимулирующих выплат не учитывать зарплату по конкурсным программам, то все будет нормально.

В противном случае, если включить в этот фонд зарплату по программам, то возникает ситуация, которая противоречит самой идее конкурса. Она направлена на поддержку слабых и разрушение сильных научных подразделений. Это примерно то же, как если бы в спорте призы выдавали не победителям соревнования, а спортсменам, занявшим последние места.

В институтах, где много грантов, выигранных по конкурсу (т.е., как правило, лучших институтах РАН) зарплата, выплачиваемая по программам превышает фонд стимулирующих выплат (без учета программ). В результате грантодержатели программ РАН должны примерно половину, выигранных по конкурсу денег отдавать в общий котел, где они, не имея права отчитываться своими работами, выполненными по грантам, займут последние места по ПРНД, Поистине последние да станут первыми. а первые – последними. Лучшие лаборатории имеют гранты конкурсной программы «Молекулярная и клеточная биология», полученные на основании первоклассных работ, опубликованных в высоко-рейтинговых международных журналах. Если выбросить из ПРНД эти лучшие работы, то наиболее высокие ПРНД окажутся у самых слабых и непродуктивных сотрудников.

Предлагается следующая формулировка.

Зарплатные средства, выигранные по конкурсу, могут использоваться только для выплат участникам проекта по представлению его руководителя, утвержденным директором (или Ученым советом).

(3) Как мне было разъяснено в Минобрнауки, положение о не использовании для определения ПРНД статей, опубликованных с указанием на программы РАН, связано с тем, чтобы не платить дважды за одну работу. Более того, нельзя использовать и статьи с указанием на другие гранты, так как они выполняются не за основной бюджет, по которому выплачиваются тарифные ставки. Правда, это положение формулируется не в прямой форме.

Здесь, однако, два противоречия. Во-первых, ни одна работа не может быть выполнена только за тарифную зарплату. Нужны еще реактивы, другие расходные материалы и мелкое оборудование, а их приобретение идет только за деньги из грантов, в бюджет эти расходы не заложены. Следовательно, работ без упоминания благодарности за гранты просто быть не может. Во-вторых, как наш, так и общемировой опыт показывает, что каждая высоко классная работа является результатом использования разных источников финансирования. Вы не найдете в международных журналах статьи, где финансирование шло бы лишь за счет бюджета учреждения, кроме разве NIH, где средства на оборудование и материалы не ограниченны, а зарплата – весьма высокая. Самые сильные работы делаются обычно с привлечением разных грантов, и поэтому при определении ПРНД следует учитывать все публикации, а не исключать из них искусственно наилучшие.

Предлагается убрать фразу о запрете на использование при определении ПРНД работ по программам РАН.

(4) Наконец, на мой взгляд, система расчета ПРНД требует дальнейшего совершенствования. Например, при наличии нескольких авторов вряд ли можно автоматически делить импакт фактор на число авторов. Основные исполнители (первый и иногда второй авторы) и руководитель (последний и иногда предпоследний авторы) должны получать полный ИФ, а лица, внесшие меньший вклад в работу, – половину или четверть ИФ (как это делается в программе МКБ). Трудно сравнивать между собою оригинальные работы и компиляции (монографии) особенно выдавая баллы последним за объем. Есть и другие замечания, но это – предмет особой дискуссии.

Поэтому было бы целесообразным предоставить право Совету по каждому магистральному научному направлению, взяв за основу опирающееся на объективные критерии предписание МОН, вносить в него некоторые изменения, соответствующие специфике данного направления, согласовывая их с МОН.

В настоящее время можно вообще обойтись всего одним разъяснением, а именно, указать, что выплаты по конкурсным грантам РАН не входят в фонд стимулирующих выплат.

Академик Г.П. Георгиев.

Ответ из Минобрнауки:



После получения мною ответа из Минобрнауки я проинформировал о нем президента РАН Ю.С. Осипова:

Президенту Российской академии наук
академику Ю.С. ОСИПОВУ

Глубокоуважаемый Юрий Сергеевич,

Согласно Вашему указанию, я послал некоторое время тому назад свои соображения по поводу изменений положения о ПРНД Вам и министру образования и науки А.А. Фурсенко. 29.01.08 я получил ответ от Министерства, подписанный директором Департамента АВ Хлуновым (копия прилагается), где Министерство фактически отказывается от какого-либо участия в выработке инструкций по определению ПРНД и предоставляет все права РАН. Это, вероятно, позволит РАН существенно улучшить документ, ранее введенный в действие МОН.

Академик Г.П. ГЕОРГИЕВ.

По истечении нескольких месяцев Президиум РАН принял и согласовал общие положения, указанные в письмах, и передал права на установление правил определения ПРНД в институты РАН. Вопрос был благополучно решен без ущерба для нашей науки.